Разговаривают двое:
— Все-таки родители — странные люди
— Почему?
— Сначала они учат нас ходить и говорить, а потом хотят, чтобы мы сидели и молчали.

Да, уж кто-то правильно сказал: «Маленькие детки — маленькие бедки,  большие детки- большие проблемы». В очередной раз, высказав друг другу все претензии, я и моя младшая дочь поссорились.  Пришлось мне признаться в том, что взрослый ребёнок — это самостоятельный человек. Вот только теперь я стала осознавать всё, что пыталась объяснить моя мать 35 лет назад, когда мне было чуть больше за 20, и жила я вместе с родителями.
Настало время разобраться во всём, и понять взрослого ребёнка.

. Ох, как хочется защитить всех родителей. Мы — не боги, такие же люди, как и взрослые дети. Поэтому стать легко взрослым в соответствии с записью в паспорте не удастся. Куда сложнее научиться жить с родителями такими, какие они есть.
Только принимая нед

остатки родителей, человек достигает истинной зрелости. Ни одна школа не учит ремеслу быть хорошей мамой или папой. Мы учимся этому всю жизнь.
Что значит принять своих родителей? Понять, почему они именно такие, вникнуть в обстоятельства их жизни, детали работы — словом, во всё, что составляет основу их существования.
Но никто никому в этой жизни не принадлежит, ведь человек — это не вещь. Ни дети, по сути, не принадлежат родителям, а родители не принадлежат детям. Парадокс.
Перевоспитать старшее поколение невозможно. Надо быть терпимее мне как дочери, а моим детям — ко мне.
И только сейчас, проанализировав все, что я чувствую к своим престарелым родителям, мне стало ясно поведение моих детей. Они не стали меньше меня любить, просто у них прибавилось хлопот.
В безуспешных попытках удержать от ошибок взрослых детей сгорают родители. В не менее безуспешных попытках «продвинуть» родителей мучаются дети. Кажется, дети выросли, но для своих родителей так и остаются маленькими. И мы, родители, находим в своём ребёнке то чувство, ту болевую точку, на которую можно надавить и получить то, что нужно. И давим на стыд, на чувства вины.
Назойливые родители вмешиваются абсолютного во все дела своего отпрыска и контролируют каждый его шаг.
Чувство

вины удобно маме. Это чувство заставит дочь сделать для неё всё, что угодно. Уедешь — умру. А вдруг? Шаг в сторону — расстрел.
И не задумываемся мы, родители, что каждый человек должен прожить свою жизнь, с ошибками  и неудачами, но свою. И никого за это не винить. А часто у родителей есть уже планы на вашу жизнь: на образование, на мужа, на карьеру. А ведь это давит и ещё как давит.
Дети не могут не отвечать на звонки родителей. Отказаться от поездки на дачу, не общаться с мамой. Всё это сдвигает границы взрослого человека, делая его не принадлежащим себе. Или ребёнок обещал приехать, но не получилось. Мы, родители, начинаем капризничать, просим о помощи, не помогли дети — обиделись. Но что делать детям — нельзя же только вычеркивать из жизни дни — недели?
И вот, наконец-то, наступило прозрение. Ведь человек старше 20- 25 лет — это не ребёнок. И если постоянно манипулировать им, то он не сможет распоряжаться собой. Надо смириться с тем, что чего-то в жизни родители не принимают, как и дети не могут их понять.
Я живу с младшей дочерью и автоматически попадаю в поле ее эмоций и чувств. Необходимо немало душевных сил, чтобы понять, принять и выдержать своего взрослого ребенка. У всех есть границы, которые никому нельзя нарушать, даже маме. Вот здесь и происходит путаница  ролей. Мы не хотим признавать, что ребёнок вырос и должен жить своей жизнью. У моей дочери есть неприкосновенная территория: комната в квартире (мне всегда хочется навести в ней порядок, всё расставить, как мне видится). Любой человек имеет право на отделение, быть самостоятельным, принимать решение за себя. Это есть нормальные признаки взрослости, а не эгоизм и предательство (как хорошо, что хоть теперь я это поняла).
Уважение — это самое важное в жизни каждого человека. И жизнь ребёнка не исключение. Однако родители, приложив все усилия, требуют уважения к себе, забывая о том же самом для своего чада.
Время идёт, ребёнок растёт и бесконечный контроль, скрытый за безобидным словом «уважение», начинает его   тяготить.
Настоящая семья — отражение Неба, малая Церковь. И тогда, когда жертвенная любовь родителей воспитает жертвенную любовь детей, а последние постараются повторить высокое послушание Сына Божия к Небесному Отцу – «Не Моя воля, но Твоя да будет» — тогда основа для вечного конфликта отцов и детей исчезнет.
Я думаю, ты поймешь меня, дочь, а я постараюсь измениться, ведь мама тебя любит.

Фёкла

Оставить комментарий